Мой город:
8 (812) 309 36 18
Каталог товаров
Корзина

В корзине 0 товаров

«За особые заслуги» — от создателя Джеймса

Бонда, о его близости к ЦРУ и воплотившиеся

в реальность идеи шпионских гаджетов

         
           

Вальтер PPK, визитная карточка Джеймса Бонда. Однако, заслуживающий особого внимания Кольт .45 прямо показывает связь Яна Флеминга с ЦРУ.

Это один из самых запоминающихся моментов, в самом, пожалуй, лучшем фильме из серии о Джеймсе Бонде Из России с любовью: Агент террористической организации Роза Клебб (номер третий), выдавая себя за горничную отеля, роняет пистолет и оказывается в очень невыгодном для себя положении, идя рядом с Шоном Коннери в роли Бонда. Действие продолжается, пока Роза не пускает в ход свои «ботинки-убийцы» с ядовитыми лезвиями в носках, идея которых, была скопирована в другие боевики, в том числе и в фильме «Дикий Дикий Запад». Конечно, ботинки Розы Клебб можно рассматривать как китч, однако ЦРУ, согласно исследованиям доктора Кристофера Морана из университета Уорика, пыталась воплотить эту идею, как и ещё один классический гаджет Бонда в реальную жизнь. В центре этой истории - тесная дружба автора фильма о Бонде, Яна Флеминга и бывшего директора ЦРУ Аллена Даллеса. Журнал Gizmag решил подробнее разузнать об людях из кинокомпании «Двадцатый век Фокс» и их отношению к вымышленному британскому шпиону…

Журнал Gizmag: Я полагаю, первое, что следовало бы спросить у Вас, что входит в область Ваших интересов?

Кристофер Моран: Я являюсь доцентом национальной безопасности США в Департаменте политики и международных исследований университета Уорика. Три или четыре года назад, я и мой давний наставник профессор Ричард Олдрич сделали успешное предложение проекта Научному совету искусств и гуманитарных наук, целью которого являлось изучение и предоставление информации Центрального разведывательного управления для того, чтобы общественность узнала больше фактов о деятельности тайной организации. Этот проект предусматривал рассекречивание документов, но, конечно же, волей-неволей не делал информацию общественным достоянием. Особенно это касается того, что общественность уже узнала о ЦРУ в разгар холодной войны.

Итак, чем занимается наша проектная группа. В первую очередь, мы рассматриваем различные механизмы культурного производства для распространения информации о ЦРУ. Таким образом, мы подробно изучили рамки цензуры для журналистов в отношении Центрального разведывательного управления. Само собой разумеется, они, как правило, попадают в одну из двух категорий. К первой категории относятся те,  кто на протяжении всего времени тесно сотрудничали с ЦРУ на культурном поле боя во время холодной войны в написании довольно разрушительных статей о Москве, русских и тому подобное. Вторая же категория, публиковала дотошные журналистские расследования. Мы также изучали книги мемуаристов, бывших сотрудников ЦРУ на пенсии, которые решил рассказать о своей жизни в Лэнгли и работе в разведуправлении.

Но тогда, конечно же, общественное представление о ЦРУ в другом аспекте является выдумкой. В какой степени фантастика повлияла на общественное восприятие Центрального разведывательного управления? Мы с уверенностью заявляем, что в значительной. Наши историки и учёные обычно полагают, что их книги читаются широкой аудиторией. В этом они серьёзно ошибаются. Освещение фактов их книг и интерес аудитории к романам или фильмам о Джеймсе Бонде просто не способны конкурировать друг с другом.

Это особенно характерно для 50-х годов. Именно этот период во время наших исследований я рассматривал с особой тщательностью. В 50-х ЦРУ стало публичным общепризнанным агентством (оно было вписано в Закон о национальной безопасности 1947 года), но об этом никто не говорил. Голливуд не рассказывает о ЦРУ этого времени. Почему? Потому что многие из них, боялись стать жертвами маккартистской охоты на ведьм, а тем более пойти против правительства, рассказывая о вещах, о которых не следует говорить. Они были сосредоточены больше на том, чтобы быть эдакими диверсантами, чья деятельность направлена на интересы Родины, рабочего класса, ФБР и популяризации слогана «красные под кроватью».

Журналисты не писали историй о ЦРУ. Многие известные из них были в очень дружественных отношениях с агентурой, которая снабжала их различной информацией. Поэтому им было очень невыгодно лишаться ключевого источника новостей. Историки, конечно же, вообще не писали что-либо о ЦРУ. Закон США о свободе информации был издан только в 1966 году.

Итак, другими словами, тогда существовал реальный общественный вакуум с точки зрения знаний и представления о деятельности ЦРУ. Так кому же из первых удалось заполнить этот вакуум? Этим человеком стал британский писатель детективных романов Ян Флеминг. Это, в первую очередь, означало то, что человек работал вне юрисдикции законодательства США. Как ни странно, ему было запрещено упоминать в своих романах, что его главный герой, Джеймс Бонд, работал на MI6 или Секретную разведывательную службу. Флеминг, будучи бывшим офицером морской разведки, подписал акт о неразглашении государственной тайны. Аббревиатура MI6 была раньше неизвестна общественности и находилась под полным табу.

Таким образом, Флемингу было запрещено писать о MI6, однако он мог спокойно использовать аббревиатуру ЦРУ. И он знал о ЦРУ. Его знакомство с этой спецслужбой состоялось в конце Второй мировой войны. Флеминг был очень хорошим другом с главой непосредственного предшественника ЦРУ, Уильямом Донованом, который возглавлял Управление стратегических служб. И у нас есть много других доказательств из рассказов людей, как например Нормана Деннинга, работавшего в военно-морской разведке во время Второй мировой войны, а также адмирала сэра Джона Годфри, который был руководителем Флеминга в военно-морской разведке. Оба руководителя, Годфри и Деннинг, подтверждают, что дела Донована и Флеминга шли очень хорошо, благодаря службе Флеминга в военно-морской разведке.

Они также подтвердили тот факт, что Донован поручил Флемингу написать своего рода разработку, иными словами устав на основе британского опыта с изложением того, как будет выглядеть мирное время для иностранной разведки в Соединенных Штатах. Флеминг сделал это, и, как рассказывает Годфри в одном из своих свидетельств, Донован подарил ему полицейский кольт .45 с гравировкой «За особые заслуги».

Аллен Даллес и Флеминг встретились впервые в 1959 году на званом обеде для офицеров MI6. Об отношениях между Даллесом и Флемингом, а также информация, которую мне удалось выяснить об этом, поступала из нескольких источников. Одним из источников является статья, очень старая статья (я даже не думаю, что кто-то действительно знает о её существовании), написанная Даллесом после выхода на пенсию для журнала Life в апреле 1964 года. Второй источник: книга Даллеса в детективном жанре Великие шпионы (Great Spy Stories), написанная им в 1968 году. Он опубликовал книгу за 6 месяцев до своей смерти, и это было настоящим коммерческим провалом. Но знаете, прочитав эти два источника, я пребывал в абсолютном восхищении от Флеминга и от его устройств.

Даллес публично подтвердил, что ЦРУ не имело в то время настоящей технической лаборатории. Им даже не удалось создать что-нибудь аналогичное тому, что видел Флеминг у британцев во время Второй мировой войны. Он работал в тесном контакте с британским Управлением специальных операций. Он видел взрывающихся крыс и портфели с кинжалами, и баллончики с газом и другие подобного рода вещи.

Но Даллес был новичком в этом вопросе. Он просил своих инженеров в ЦРУ, чтобы они попытались воплотить в реальность хотя бы некоторые из технологий Бонда. Потом он признался, что ЦРУ удалось создать обувь с отравленными лезвиями как у Розы Клебб, но так и не получилось полностью повторить устройство слежения, маяк, который использует Джеймс Бонд в фильме Голдфингер для отслеживания местонахождения Роллс Ройса Голдфингера. Даллес подтвердил, что ЦРУ создало устройство слежения, но оно не работало должным образом в городских условиях. В принципе, это меня и заставило задуматься о моем собственном GPS навигаторе. Всякий раз, когда я иду через густо застроенную местность, мой GPS работает через раз.

Журнал Gizmag:  Занимался ли Флеминг своим литературным творчеством на тот момент, когда он познакомился с Даллесом?

Кристофер Моран: Да. Первый из его романов вышел в 1953 году. Именно на восьмой или девятой книге его отношения с Даллесом приобретают форму крепкой дружбы. И это время я считаю точкой благоприятного поворота в отношении представления о ЦРУ. И благоприятным именно потому, что двое таких мужчин стали хорошими друзьями. Если вы прочитаете их переписку, которую можно найти в документах Аллена Даллеса, находящихся в Принстоне и доклады Яна Флеминга в библиотеке Лилли штата Индиана, то вы чётко увидите, что оба эти человека являются близкими друзьями. Переписка не выглядит как общение двух профессионалов. Они обращаются друг к другу «Мой дорогой Ян» и «Мой дорогой Аллен».

Я думаю, что Даллес играл важную роль в продолжении Флемингом работы над книгами. В своём письме в 1963, он пишет Флемингу: «Мой дорогой Ян, я только что закончил читать На секретной службе Ее Величества. Я просто в восторге. Похоже, что жена Бонда конченый человек. Но, пожалуйста, только не убейте моего любимого героя Джеймса Бонда».

В книгах Флеминга прослеживалась и личная жизнь самого автора. Как раз во время работы над книгой На секретной службе Ее Величества он был в подавленном состоянии. Его брак разваливался. Он сомневался в коммерческом успехе своих романов в эпоху, когда общество уже было сыто от Красной травли и войны с коммунистами. И как раз в этот период Даллес поддерживал его морально.

Со мной сотрудничала одна женщина исследователь, работавшая для меня в России в газетном архиве Москвы, которая нашла некоторые интересные вещи. Газеты коммунистической партии той эпохи, такие например, как «Правда», упоминая о дружбе Даллеса и Флеминга, комментировали это высказываниями «Как несовершенны западные разведслужбы. И как совершенно бесполезны люди на этих постах во главе с руководителем, который обращается за советом к писателю-фантасту». Советские журналисты всячески пытались использовать дружбу Даллеса и Флеминга для собственной пропаганды.

Журнал Gizmag: Есть ли у Вас предположения, что Даллес являлся неким источником идей для Флеминга?

Кристофер Моран: Я не нашёл никаких доказательств этому факту. Я не встречал ни в одном документе предложений от Даллеса вроде: «Вы могли бы изменить это в сценарий?» или «Вы могли бы включить этот сюжет?». Честно, я не нашёл ни малейшего намёка на это. В конце романа Человек с золотым пистолетом, Бонд оправляется после дуэли со Скараманга в больнице. Флеминг пишет: «Бонд сидел на больничной койке и читал копию Аллена Даллеса Искусство разведки». После своей отставки, Даллес писал книги, которые читал Бонд в романах. Но, к сожалению, нет никаких доказательств манипулирования сюжетами Бонда. Хотя это было бы очень интересно.

Журнал Gizmag: Как Вы считаете, насколько точно изображает Флеминг в своих романах ЦРУ?

Кристофер Моран: Это немного смешанное впечатление, не так ли? У ЦРУ в ту эпоху действительно было много денег, в этом нет никаких сомнений. Принесла ли деятельность этой организации какую-либо пользу? Я думаю, было бы плохо сказать, что пользы не было. То время было «золотым веком» тайных операций ЦРУ. Здесь всё зависит от того, что вы подразумеваете под словами успех и польза, однако, если смотреть на этот вопрос с позиции ЦРУ, то этой организации удалось успешно организовать государственный переворот в Иране в 1953 году. Согласен ли я или вы, что свержение демократически избранного правительства является поистине успешной и заслуживающей всеобщего признания операцией? Об этом можно долго рассуждать. Но конкретно для работников ЦРУ это было успехом.

Я думаю, начало 50-х, даже 50-е в целом, с точки зрения отношений американо-британских спецслужб было интересным временем. Поначалу, британцу играли роль учителей, наставников, но потом отношения двух стран начали инвертироваться и в итоге ученик стал учителем. И всё это произошло благодаря шпионам и тайным агентам. В 1952-1953 разоблачения начинаются с Гая Берджёсс и Дональда Маклэйна, членов знаменитой шпионской «Кэмбриджской пятёрки», работавших на Советский Союз, а учёный-атомщик Клаус Фукс был разоблачён как предатель.

Американцы, которые действительно пытались моделировать и применять в работе британские методы шпионажа, могли в конце концов сказать следующее: «Ничего себе, ребята. Нужно привести ваш дом в порядок. Ваша крыша протекает. Всё течёт сверху». Взаимное доверие и уважение стали рушиться, что привело потом к Суэцкому кризису в 1956 году.

Журнал Gizmag:  Флеминг брал в свои романы шпионские гаджеты, которые он видел во время Второй мировой войны или придумывал также и собственные?

Кристофер Моран: Я думаю, что здесь были как реальные вещи, так и его собственные идеи. Флеминг был умным человеком, который мог легко придумать что-то своё, но я также думаю, что его вдохновлял окружающий его мир. Он был как губка, накапливал информацию, вспоминал то, что видел. Он мог увидеть один гаджет, затем другой, а после соединить их вместе и придумать совершенно новое шпионское устройство для романа о Бонде.

Такие вещи, как портфель в романе Из России с любовью или атташе-кейс с кинжалом ... были описаны в книге Национального архива, вышедшей 10 лет назад. Название её было что-то вроде Справочник по специальным устройствам [кажется, она называется Справочник тайного агента по специальным устройствам], а автором являлся парень по имени Марк Симан. В книге имеются фотографии, примерно 30, 40 или 50 гаджетов, которые использовались для шпионажа во время Второй мировой войны. Вы можете пролистать книгу и сказать: «Эй, да это было в романе о Бонде» или встретить что-то очень близкое к тому, что Бонд использовал в своей работе. Уверяю, многие устройства вам покажутся знакомыми. Когда вы дойдёте до Пайнвуд студиос 70-х годов, вы увидите лотосы, способные погружаться в океан... Но это не является подчерком Флеминга. Все его гаджеты основаны на вполне выполнимых устройствах, которые были сделаны во время Второй мировой войны.

Журнал Gizmag: Ботинки-убийцы с отравленными лезвиями и устройства слежения за транспортом – это были единственные два устройства, о которых упомянул Даллес?

Кристофер Моран: К сожалению, это так. Это два устройства, существование которых реально доказано. Был человек по имени Роберт Уоллес, который работал техником в ЦРУ в период с 70-х по 90-е года. Он занимал пост директора управления технической службы ЦРУ и пару лет назад, он, совместно с Китом Уоллесом написал книгу Искусство шпионажа. В этой книге он рассказывает, что часто к нему приходили сотрудники различных ведомств, служащие и аналитики с просьбой воссоздать какое-либо устройство из романов о Бонде. И Уоллес всегда был вынужден отвечать: «Я попробую, но это маловероятно». И даже он не приводит примеры реально воссозданных ЦРУ устройств.

Журнал Gizmag: Есть ли у Вас предположения, что обувь с ядовитыми лезвиями была реально использована в спецоперации?

Кристофер Моран: К сожалению, нет. Я очень хотел бы узнать, была ли использована эта обувь хоть в одной операции, но я не имею даже малейших доказательств по этому вопросу.

Журнал Gizmag: ли Вы поклонником романов о Бонде?

Кристофер Моран (приняв компетентный тон): Да, я поклонник Бонда. Книги о Бонде должны стать реликвией в силу своего возраста и я, на самом деле, рассматриваю их как исторические тексты или исторические документы. Некоторые из них довольно грубые. Образ женщины и межрасовые отношения, поданные Флемингом в очень жёсткой форме, вряд будут одобрены читателем 21 века. Но если вы просто примите описанное время и события такими, какими они были тогда со всеми последствиями, вытекающими из Второй мировой войны, то чтение книг Флеминга прольют свет на множество исторических фактов того времени. Если вы примите эпоху, которая переживала стабилизацию, эпоху, когда Британия была империалистической державой, то откроете для себя много интересного о британском обществе послевоенного времени.